?

Log in

No account? Create an account

help_support


Обслуживание компьютеров и аутсорсинг

Электронный век


Previous Entry Share Next Entry
Чукотка день 5
help_support

Всю ночь (а точее - все время сна) я спал плохо. Урывками, по 30-40 минут. Спали мы вдвоем на улице, тк в палатке было душно, она сильно нагревалась на злом чукотском солнце, висевшем низко над горизонтом. Нам предстоял самый длинный день в году, за сутки которого мы прошли около 30-и километров.



Какой-то момент я проснулся и увидел на той стороне бушующей реки, берега которой были покрыты толстым слоем снега -  троих волков. Разбудил Женю, но он сказал, что это собаки. Четыре собаки пришли из Уэлена, шесть километров, подхарчиться тем что закопали ранее. Это было очень странно, в духе игры «Фоллаут» - радиоактивная безлюдная пустошь, и - стая собак. Мы спим - кто в палатке, кто - на улице под голубым небом и палящим солнцем, окруженные заснеженными склонами сопок и бесчисленными ржавыми бочками, остатками вездеходов.

Местные собаки часто похожи на волков. Для улучшения породы течную самку собаки отводят в тундру и привязывают.

Встали в 15 часов, собрались, поели среди радиоактивного хлама.

Дров не было. На Чукотке, вообще, дерева мало, встречается только на западе, и по берегу моря в виде топляка. Собрали фанеру, картон, щепки, даже пластиковые бутылки - в качестве топлива (к счастью, в ход не пошли).

Картоном и щепками Женя сварил кашу и вскипитил кофе. Я взял с собой любимый молотый Давидоф.

Вообще, надо сказать, я взял довольно много «лишней» еды, которую пришлось тащить. Женя ворчал - так как планировал разгрузить на меня часть общей еды. У нас с собой было: две пачки сгущенки, пол кило чернослива, шесть дошираков, 4 головки лука, 2 - чеснока, орехи, пакет барбарисок и пару пакетов других конфет, два пакета семячек, два пармезана и пачка Бри, 4 копченые куриные грудки, 4 вида чая (черный, иванчай, да хун пао), какао, кофе, растворимые мультивитамины, самодельный «хамон» из утки, 3 батона сухарей из старообрядческого хлеба Рогожского монастыря (он там безумно вкусный), 5 банок рыбных консервов, вручную молотые перец и соль, пакет специй и пара килограмм сушеного борща - сваренного по моему авторскому рецепту.

Кроме того - полноценная аптечка - со всем, что может понадобится.

В 19 вышли в путь. Решили в Уэлен не идти, тк пришлось бы форсировать горную реку. Напрямую идти  в точку выброски, как планировали по второму варианту - означало форсировать другую, более широкую реку, пройдя 8км. Решили пойти в обход, вернувшись вчерашним путем на перевал и перейти реку, пока она не стала горной (15км).

За время нашего сна солнце подтопило снег, и, вскорабкавшись в гору, мы попали в снежник - внизу река, сверху - метр рыхлого снега.

Пока дошли 8км до перевала, промокли навзрыд. В ботинках хлюпала ледяная вода и, единственный шанс согреться - был продолжив движение дальше, тк пока идешь - жарко.

В верховьях, горная река была меньше по ширине, но глубже и сильнее течением. Метров 6 ширины, по-колено в ледяной талой воде - бодрят необычайно.

Чая у нас не было, тк мы забыли купить баллоны. Спасались копченым мясом, орехамии сухофруктами. Съел жменю - прошел пару километров. Не съел - идешь пыхтишь.

Третий день - для похода - самый трудный. Вчера прошли около 14 км, сегодня предстояло пройти сильно больше. Подъемы в гору для меня были мучением. Спасали барбириски, подпитывая организм глюкозой, но не надолго.

Все время далее мы шли вдоль разлившейся реки. За день мы перешли вброд порядка пяти речек, впадающих в главную большую реку и подпитывающих ее мощь. Но, самая сложная река ждала ближе к концу. Неожиданно вынырнув с горы, она обошла нас с левой стороны и резко разлилась. Глубина около метра, сильный поток, сметающий все на своем пути. Как прошли - не помню, но решили не останавливаться и идти дальше. Переоделись на очередном привале.

Опять не покидало то ощущение, что с каждым разом повышают сложность, как в компьютерноц игре. Идешь по болоту с ручьями по щиколотку в воде, и думаешь - куда уж хуже? И тебе добавляют 30см рыхлого снега. Теперь ты идешь в снегу по болоту с ручьями. Затем, добавляется горка вверх. И теперь - все так же, но идешь в горку. Преодолел перевал и начинается спуск, покрытый твердым слежавшимся снегом. Минут десять ты наслаждаешься нормальным путем - иииии - снег начинает проваливаться - по-пояс.

За пару километров до точки назначения, начался плотный туман с сильным ветром. Но, вскоре, дорога стала ровной - глина с плоскими камнями, и появились цветы.

До появления цветов, равнина была ровной и плоской. Из-за сильного тумана и ветра каменистая пустошь походила на пейзажи Марса, которые присылает марсоход Кьюриосити.

  Затем - по одному, то тут - то там - вся каменистая равнина покрылась разными цветами - синие, желтые, розовые, фиолетовые - они росли там, где вряд ли что-то может вырасти. Сильный ветер, холод, туман, покрывший одежду, фотокамеру, рюкзак - они росли вопреки, в местности, напоминающей планету Марс, или побережье Ада. Похоже, Данте пропустил Мокрый круг..

Наконец, мы вышли к побережью, откуда нас должны были забрать морские охотники на лодках. Это была их база, где они, приезжая несколько раз в год, заготавливали моржа. Раньше - это была военная часть. О чем напоминали несколько строений и вышка с радаром, появившаяся в тумане.



А также - бесчисленные ряды железных бочек из-под солярки, уходящие за горизонт. И туши, скелеты и части мертвых моржей - оторванные лапы и головы. После убийства, мясо заворачивали в шкуру и делали свое национальное блюдо - копальхен, оставляя туши мариноваться неделями на берегу, приманивая чаек и медведей.

  Изба, в которую нас привел Женя, с первого взгляда, напоминала бомжатник-притон, где-нибудь в депрессивном регионе.



Бетонное строение, полуразваленное крыльцо, темнота и грязь, валяющиеся везде остатки продуктов, одежда и деревянные нары, на которые были брошены грязные черные засаленные матрасы. Прокуренный, затхлый запах сырости. Казалось, что сейчас в углу мы наткнемся на чей-то труп.

Пытались позвонить по спутнику - не работает. То ли не находит спутники, то ли что-то с оплатой.

Со временем, даже здесь создался уют - собрали дрова, валяющиеся везде. Женя затопил печь, подбросили каменного угля. Подмели, убрали со стола, открыли ставни на окнах, переоделись в сухое, сварили на печке гречку и чай, достали вкусняшек. Гречка с тушонкой и луком-чесноком в прикуску, по сухарику черного старообрядческого монастырского хлеба. Китайский Да Хун Пао с ореховой нугой - завершили наш день. И разговоры про устройство Мира постепенно склонили в сон.

Мы крепко спали, потерянные в пространстве и времени, под крики чаек, поедающих протухшие трупы моржа, укутанные туманом, через который угадывались очертания домов, и вышек. Ржавые бочки, валяющиеся везде - то тут, то - там, трупы и гниющие кости, усеивающие побережье. Его Величество - Тихий океан, с грохотом разбивающий свои свинцовые волны о черные мраморные с прожилками скалы, на которых стоит наша изба - высокие холодные волны, говорившие нам  о том, что лодка за нами в ближайшие дни может не прийти.